USD 63.24 | EUR 73.72
Городская среда
Уфа ВИП Интернейшнл

Уфа и Казань - лидеры толерантности

129 |

О причинах этого рассуждает издание "Реальное время".

Уфа и Казань - лидеры толерантности
К шокирующим выводам пришли сотрудники НИУ ВШЭ и британского университета в ходе исследования российского рынка труда. Оказалось, работодатели Москвы и Санкт-Петербурга предпочитают нанимать людей со славянскими именами и осознанно или нет отказывают другим этническим группам. Например, наибольшую долю откликов на резюме получили русские — 41%, а представители других народов значительно меньше: татары — 29%, грузины — 26%. Что интересно, в столицах национальных регионов страны, таких как Казань и Уфа, никакой этнической дискриминации в подборе кадров исследователи не выявили. Так ли все хорошо в нашей республике и насколько показательными можно считать результаты исследования?

 Эксперимент для работодателей
Необычный эксперимент провели старший преподаватель факультета социологии Университета Эксетера Алексей Бессуднов и научный сотрудник лаборатории сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ Андрей Щербак. Научная работа еще не опубликована, но один из ее авторов рассказал «Реальному времени» подробнее об исследовании и поделился основными выводами.

С июня по декабрь прошлого года ученые рассылали более 300 фиктивных резюме на 9 000 вакансий в Москве, Санкт-Петербурге, Казани и Уфе. Выбирали города-миллионники с большими рынками труда и разницей в этническом составе населения. В обеих столицах страны большинство жителей — русские, хотя другие этнические меньшинства тоже широко представлены. В Казани русских и татар поровну, в Уфе — русских чуть меньше половины, татар — около трети, а башкир — около 20%.

Все резюме созданы по четырем профессиям: повар, продавец, менеджер по продажам и программист 1С. Их разместили на популярных сайтах по поиску работы.

— Почему эти профессии? Во-первых, они гендерно нейтральные, с одинаковой вероятностью поваром может быть и мужчина, и женщина, как и программистом. Во-вторых, профессии можно разделить на две группы, где, с одной стороны, повар и продавец — менее квалифицированные профессии, с другой — менеджер по продажам и программист — более квалифицированные. Учитывали и наличие контакта с клиентом, то есть повар и программист, условно говоря, спрятаны от посетителей, продавец и менеджер находятся с ними в контакте. Мы хотели посмотреть, будут ли какие-то характеристики профессий влиять на предпочтения работодателя, — поясняет Андрей Щербак.

Содержание резюме у соискателей очень похожи друг на друга за исключением имен. Всем случайным образом присвоили имя, характерное для той или иной этнической группы. Например, «Федор Волков» (русские), «Иванна Степанюк» (украинцы), «Отар Долидзе» (грузины), «Нигина Рахмонова» (таджики) и т. д., поясняют авторы. Всего 13 этнических групп: русская, украинская, еврейская, немецкая, грузинская, армянская, латышская, литовская, татарская, азербайджанская, чеченская, узбекская и таджикская.

После размещения резюме авторы на протяжении полугода отслеживали, как на них откликаются работодатели. Результаты удивили, но о них ниже.

«Тест по переписке»
В мировой социологии данный тип исследования — не уникальный, он называется «полевой эксперимент», а его подназвание «тест по переписке». Появился еще в 1950—1960 годах в Британии, но стал популярен в середине 2000-х годов после резонансного исследования расовой дискриминации на рынке труда в Чикаго и Бостоне. В России это первое подобное исследование.

Все фиктивные соискатели примерно одного возраста, с одинаковым уровнем образования и схожими профессиональными навыками и опытом работы. В самом конце резюме указывалась половая принадлежность: мужчина или женщина, затем этническое имя. Предполагалось, что работодатель получит на реальную вакансию по два и более резюме со схожим содержанием и разными этническими именами.

— Нужно было разослать достаточно много резюме: не 3, 5, 10 и даже не 100. Иначе мы с трудом могли бы сказать, по какой причине работодатель отказал. Но когда мы на большом массиве данных видим, что каким-то этническим именам и группам отдается предпочтение, значит, можно сделать вывод, что здесь факт этнической дискриминации, — поясняет исследователь.

Итак, были представлены свыше 300 соискателей от 13 этнических групп, характерных для нашей страны. Исследователи условно разделили их на две категории: так называемую европейскую — русские, украинцы, евреи, немцы, латыши и литовцы, и южную — выходцы с Кавказа, Поволжья и Средней Азии. Для помощи в проведении исследования наняли ассистентов, они рассылали резюме и отвечали на звонки работодателей. Был получен отклик на уровне 35—36%, что считается достаточным для эксперимента.
— Что мы хотели найти? Во-первых, хотели проверить, есть ли этническая дискриминация на рынке труда. Предполагали, что есть. Хотели увидеть, какой будет этническая иерархия: кто получает больше всего откликов. Легко догадаться, что это будут русские, но кто за ними — на втором месте, третьем, последнем? Решили проверить это на большом массиве данных. Во-вторых, нас сильно интересовало, как все это будет различаться по регионам? Что будет в Казани и Уфе? Увидим ли мы, что там русские получают больше или меньше откликов по сравнению с татарами или башкирами? И какое положение там у мигрантов с Кавказа и из Средней Азии? Будут брать их хуже или, наоборот, как к мусульманам отнесутся хорошо? — пояснил цели своей работы Андрей Щербак.

В просвещенной Швеции тоже есть расисты-работодатели
Аналогичные исследования в Северной Америке и Европе показали наличие расовой дискриминации на рынке труда: «Свои европейцы, белые всегда наверху, потом с каким-то большим или малым отрывом идут афроамериканцы, латиноамериканцы. В Европе все азиатские, мусульманские меньшинства тоже отстают с большим отрывом, и неважно где, будь то просвещенная Швеция или менее просвещенная Греция — одно и то же».

Результаты российского эксперимента вышли не менее шокирующими. В Москве и Санкт-Петербурге кандидаты с русскими именами получили отклики от работодателей в 41% случаев. На втором месте украинцы — 40%, далее евреи — 39%, немцы — 37%, латыши и литовцы — 34%. Значительно реже приглашали на собеседование представителей этнических групп южного происхождения: татары — 29%, таджики, узбеки, чеченцы и азербайджанцы — 28%, армяне — 27%, грузины — 26%.

— В Москве и по всей России мы нашли вот такую иерархию, что русские наверху. Местами их чуть-чуть, незначимо, обгоняют евреи или украинцы. Затем примерно в одной группе — немцы, литовцы, латыши. А потом с некоторым отрывом все кавказские, мусульманские, среднеазиатские этнические группы. Это по всей России. Когда мы посмотрели, увидели, что вся дискриминация идет за счет Москвы и Петербурга, там ярко выраженная «лесенка», что одни наверху, а другие внизу, и эта разница получается статистически значимой! — посетовал исследователь.

В Казани и Уфе не делают исключений для этнических меньшинств
Зато по Казани и Уфе итоги исследования, напротив, приятно порадовали. В этих городах все этнические группы получили примерно одинаковый процент откликов работодателей. Разница между русскими (44%), татарами (44%), чеченцами, азербайджанцами, армянами и грузинами (все по 39%) гораздо меньше, чем в Москве и Петербурге, и статистически незначима, отметили исследователи: «Это один из редких в мире случаев, когда мы обнаруживаем фактическое отсутствие этнической дискриминации на рынке труда».

— Мы видим, что все этнические группы, которые в Москве и Петербурге получали меньше откликов, в Казани и Уфе получают больше. Причем это происходит не за счет кого-то: у одних отобрали, другим отдали. Нет, мы видим, что доля откликов у всех высокая: и у русских, и у украинцев, и у евреев, и у татар. И этот результат очень примечательный, такого практически нигде нет! Это показательно, потому что это, как правило, все подобные исследования, а их около 200 в мире, показывают, что дискриминация в общем-то есть везде в разных масштабах. Но вот так, чтобы этнической дискриминации на рынке труда вовсе не было, такого практически не было! — подчеркнул Андрей Щербак.

Почему результаты оказались такими разными? Авторы считают, что все дело в уровне ксенофобии. В Москве и Санкт-Петербурге он выше, чем в Уфе и Казани, где частные межэтнические контакты более развиты. Возможно, дело и в статусе Татарстана и Башкортостана как этнических республик. Русские живут здесь веками, но не воспринимают эти города как автохтонную русскую территорию. Кроме того, русские, татары и другие этнические группы в наших регионах не считают друг друга потенциальной угрозой, полагают исследователи.

Василя Ширшова.

Оригинал статьи.

Толерантность Терпимость Исследования Социология

Возврат к списку


Важные новости

Актуальные новости

VKontakte


закрыть


Facebook






Проверка на гениальность

Сайт администрации

Лучший муниципальный сайт

Золотой гонг


Реклама на сайте

AlfaSystems massmedia K3FN2SA