USD 64.02 | EUR 70.85

Двое

146 |

…Пальцы легонько коснулись струн, и пространство  тут же заполнили звуки протяжной мелодии. Две реальности, поэтическая и музыкальная, объединились в одну, мгновенно наполнив зрительный зал эмоциями и образами. Даже парень у микрофонной стойки вздрогнул и на мгновение запнулся.

Двое
Кто он, откуда? Этого девушка с гитарой не знала. Имя, его произнесенное общим другом какой-то час назад, тут же вылетело из памяти. Аккомпонимировать стихам, которые впервые слышишь от человека, которого впервые видишь – это был настоящий экспромт. Хотя такой же была и вся идея выступления вообще – спонтанной. Это вам не обыденные занятия с подростками в музыкальном кружке. Узнать, услышать, почувствовать мелодику слов – и подчеркнуть ее тактичным пунктиром соло.

Сегодня поэт вновь говорил с людьми. Не то что бы он испытывал в этом острую необходимость – раскрывать свое сердце так, публично. Когда в упор смотрят десятки вопрошающих глаз. Скорее, двигало им то самое, непостижимое рациональному сознанию начало… То, что не дает покоя сердцу, заставляя его детально и глубоко раскрывать грани бытия. И уже через творчество делиться видением с другими. Читать стихи – казалось бы, что проще? Тем более сейчас, когда софиты бьют прямо в глаза. И из-за радужной ряби почти не видно людей…

……Мое сердце ослабло от ран:
Залатать бы иголкой молчания.
Только знаешь: внутри него-океан
Полный вечности, счастья и знания.

Поражает массивами синяя гладь
Каждый вздох ее – вздох Вселенной
Там не нужно рождаться и умирать:
Жизнь искрится прозрачной пеной…



Пронзительные переливы окатывают пространство почти ощутимыми волнами. Кажется, эта незнакомка с гитарой все поняла. Погружение настолько полное, что слова теряются где-то на полувдохе. Но это – не твое. И не для тебя… Потому нужно дочитать, досказать, дожить. Кстати, и у памяти, и у забвения – один источник…

….Мириады цветов говорят о любви,
Мудрых рыб голоса прекрасны.
Мысли их –как воздушные корабли:
Не завистливы. Не напрасны.

Обернусь-ка и я синеоким китом!
Кану в глубь, что манит отчаянно
Стоп творца океанов коснусь лицом,
Попрошу прощения раскаянно…


О, да он метит в искатели истины. От того, наверное, так волнуется.. За свои тридцать с небольшим лет она повидала немало «типичных творческих». Иные кичились напоказ своей неповторимостью, теша ложное эго. Иные, наоборот, пели лишь для самых близких. Были и те, чьим песням звучать бы в многолюдных залах больше этого. Но романтика фестивальных костров, свобода жизни в формате автостопа были ценней. Летом – Москва или Питер с их «квартирниками» и подземными переходами.. Зимой – теплый Крым по тому же сценарию. Бесконечные знакомства с новыми людьми – яркими и разными, но одинаково живыми. Теперь же пришла пора «взрослеть». Квартира, работа в детском кружке, редкие встречи с такими же «осевшими» друзьями. Одиночество. На память о прошлом - альбом с доброй сотней фотографий, и индийские четки. Те, что после трехчасового совместного мантра-сейшена подарил смешной паренек-кришнаит на Арбате. Да, он тогда еще угостил сладостями, перед дальней дорогой. Кстати, этот поэт на него похож своей косичкой.

Ты прости. Я совсем Тебя не люблю.
Я погряз в беспросветной пустыне
Материальной. И лишь о себе пою
Жалкий в славе своей и гордыне.

Все иллюзии сдул ветер перемен,
Хоть упрямо я строил замки
Из песка. Дуновение – и нету стен.
Не пробиться из пешки в дамки…

«Да, играть она умеет. Черт, фонарь опять бьет прямо в глаза. Почему? Ничего не вижу. Интересно, мои слова вообще нужны кому-то из пришедших?» - размышлял Он в коротком перерыве между стихами.



Глаголом жечь сердца людей – дело не всегда благодарное. Хотя жизнь простого журналиста, как известно – уже сама по себе неоднозначна. Часами сидеть в редакции и писать о коммуналке, благоустройстве улиц или ремонте дорог – много ли творчества? Потому работа-работой, а душа – душой. Помнится, в студенческие годы писалось легко и непринужденно. Почему бы и нет: ответственности никакой, а времени на поиски себя хоть отбавляй. Рок-концерты, литературные тусовки. Шумные компании за шумными спорами «о судьбах мира». Потом, как результат – йога. Как попытка все же найти ответы и понять себя. Что ж, это более менее получилось. Университет давно в прошлом, а вот учеба в настоящем и будущем. Разумеется, в широком смысле. Равно как и материальная жизнь с ее дедлайнами, правилами, жестким ритмом. Устоять в этом потоке событий, что-то принять, что-то стерпеть. Кого-то простить, где-то вырасти самому. И, главное, – жить по-любви, не потеряв себя. Да что там, больше: жить не для себя. Не слишком-то простая задачка для одинокого тридцатилетнего парня. Учитывая это, можно ли не читать стихи духовные стихи? Нет: их нужно читать! Тем более, под такой аккомпанемент…


Нет… Вновь сердце зашлось от беды.
Только деться куда - не знаю.
Иль не помню. А может, подскажешь Ты?
Может, я о Тебе мечтаю?

Услышав шквал аплодисментов, она даже удивилась. «Похоже, наш случайный дуэт успешен. Все, как в юности! Даже и не вспомнить, когда и с кем игралось так легко!... А парень, кажется устал: вон как жадно пьет воду. Хорошо, что звукорежиссер догадался включить запись. Интересно будет потом послушать, насколько сочитаются его стихи и моя импровизация. Может быть, даже послушать вместе….»

В короткую паузу – взгляд на часы. Неужели прошло столько времени? Вот и он улыбается, говоря одними губами: еще немного! «Кажется, это его первый взгляд в мою сторону. Ну, что ж, давай! Сегодня я играю для тебя…» И вновь в залитое светом пространство полетели строки. То громкие, хлесткие, как свист лопнувшей от напряжения струны. То тихие и грустные, как шелест листьев, опадающих в осеннем лесу. Только успевай подстраиваться! Вместе с тем, была в каждом стихотворении какая-то общая, объединяющая суть. Что-то даже более глубокое, чем почерк автора. И это, без сомнения, чувствовала не только девушка с гитарой




Ты ответишь. Но ухом тех слов не поймать.
Только сердцем, в котором живешь. …
Я на время уйду: что забрал, отдать.
И вернусь. Если Ты меня ждешь…

«Все, дружище! Ты это сделал. Слава Богу, еще один бой – позади! Наконец-то опустили прожектор. Теперь – поклон и несколько слов благодарности публике. Неуж-то эти овации – нам? Конечно, когда на гитаре играет виртуоз! Даже мои неумелые вирши не режут слух»
Подумав так, он понял, что совершенно не помнит имени своей неожиданной вдохновительницы. А еще – что никто сегодня не чувствовал его стихов так, как она. Да что там, их вообще навряд ли кто-то понимал лучше. Что это, как не йога творчества? Она объединяет одинаково настроенных людей. «Кстати, а у девушки красивая улыбка»…

Общий свет включился также внезапно, как и погас. Будто зачарованные, люди вставали со своих мест и медленно шли к выходу. Восторженное молчание сошло на нет, кто-то даже пытался пробраться на сцену, чтобы лично поблагодарить за прекрасный вечер. И только двое стояли, не шелохнувшись, и смотрели друг на друга. Еще сегодня утром – совершенно чужие люди, друзья общих знакомых. Две души, живущие творчеством и отчаянно ищущие вдохновляющий на него источник. Два человека, идущие каждый своим путем – такие разные и такие похожие одновременно.
Теперь никто из них не был одинок.

Егор СОЛНЦЕВ.

Фотоматериалы взяты с открытых ресурсов.

Возврат к списку