Будем ли с медом?

190 |

В самый разгар сезона пасечники Кармаскалинского, Миякинского, Илишевского, Чишминского, Стерлитамакского, частично Белебеевскогои других районов остались без своих пчел. Гибель их - массовая, пчеловоды  южных и западных территорий  потеряли сотни пчелосемей.

Будем ли с медом?
Мы решили разобраться в ситуации. По словам руководителя испытательного центра ФГБУ «Башкирский референтный центр Россельхознадзора» кандидата биологических наук Константина Китаева, пострадавшие обратились к ним, чтобы выяснить причину отравления. Однако у местной лаборатории нет возможности сделать точный анализ, и посогли коллеги в Саратовской области. Исследования показали, что гибель пчел произошла от пестицидов, вернее, от инсектицидных препаратов, которыми сельхозпроизводители обрабатывают посевы против вредителей.

Масличные культуры: рапс, горчица, рыжик – отличные медоносы. Период цветения у них долгий, и поэтому они очень привлекают пчел. Но эти растения также любят вредители - цветоеды, капустная блошка, рапсовый листоед, и чтобы защититься от них, растения по нескольку раз за сезон обрабатывают химией – раза три во время роста, и потом после цветения. Вот в этот момент и отравились пчелы.

Раньше такого не было, но сейчас выращивают столько масличных культур, как никогда прежде. Привычные для нас пшеница, рожь уже не столь популярны. Масличные культуры выращивают в основном на продажу за рубеж, везут продукцию в Латвию, Польшу, где за килограмм рапса платят 23 рубля, а та же пшеница тянет только на 9. Поэтому фермерам, конечно, выгоднее выращивать более прибыльные культуры. И они с каждым годом наращивают обороты. Размеры бедствия впечатляют – погибших пчел вывозили КамАЗами.

У пасечников огромные потери. Кто должен ответить за это? По словам специалистов, которые разбираются в нынешней ситуации, это - результат несогласованных действий аграриев и пчеловодов на протяжении уже долгого времени. Поэтому нельзя винить в этом только сельхозпроизводителей. Да фермеры за пять дней до обработки должны были предупредить пчеловодов, чьи пасеки расположены в радиусе 5 км от полей. Но дело в том, что они и не знают, что на их поля залетают пчелы, не знают и самих пасечников. А пчеловоды в большинстве своем не контактируют с хозяйственниками.

Как же наш бренд – башкирский мед? Культурное пчеловодство развито в восточных районах - Архангельском, Бурзянском и других горных, где не ведутся масштабные сельхозработы, и нет больших посевных площадей. Там собирают знаменитый на весь мир бортевой мед, и настоящие труженицы - наша среднерусская медоносная пчела, или темная лесная. Летом переносят пчелосемьи ближе к горам, липовым лесам, цветущим лугам, а ближе к холодам пчелы идут на зимовку. И их продукция – это действительно экологически чистый, обогащенный природными витаминами и полезными микроэлементами мед.



Исконные пчеловоды знают, куда летят их пчелы, берегут их. А ведь сейчас есть такое явление, как убойное пчеловодство - настоящее варварство ради наживы. Пчел закупают из других регионов, обычно это карпатские или кавказские, южные породы, размещают их вблизи полей и медовый урожай забирают полностью, не оставляя пчелам ничего, обрекая на голодную смерть зимой. Такие пчелы подчас нападают на чужие улья, разоряя их.

Как же помочь тем пчеловодам, которые пострадали? Думается, помощь окажут, в беде не оставят. Но нужно и самим не ждать у моря погоды, объединяться, контактировать с сельхозпроизводителями, которые работают по соседству, что поможет в дальнейшем избежать таких ситуаций. По словам специалистов дефицита меда не ожидается. Меда в республике в целом много. Однако урок, пусть и горький, должен пойти на пользу.

Лилия ЗИМИНА.

Фото Андрея ВДОВИНА.

Возврат к списку