+13°C

Уфа, облачно

облачно
USD 73.78 | EUR 86.83

Есть ли в России качественный текстиль

319 |

«Если на одежде есть лейбл «made in England», скорее всего, в Англии на нее пришита одна последняя пуговица». Так пишет известный исследователь оборотных сторон различных видов бизнеса Имоджен Эдвардс-Джонс в книге «Модный Вавилон».

Есть ли в России качественный текстиль
В ситуации, когда на самом деле все производится в Китае, Вьетнаме, Бангладеш, в Башкортостане еще остались фабрики, которые кроят, шьют и вяжут. Подробнее о состоянии нашей текстильной промышленности и перспективах носить вещи отечественных дизайнеров мы поговорили с заведующей кафедрой технологии и конструирования одежды УГНТУ Ольгой Будеевой.

- Итак, коронавирус нанес ущерб здоровью людей и экономике, а вот многим швейным предприятиям он дал новый импульс.

- Да. Хотя сегодня с масками уже получилось некоторое затоваривание. Кстати, наши студенты еще до карантина, изучив тренды и обстановку в мире, разработали коллекцию масок. Многие местные производители шьют и противочумные костюмы - их и теперь хорошо берут.

- Хотелось бы, чтобы развитие продолжалось и дальше, чтобы мы носили в основном российские, а не турецкие и китайские вещи…



- Хотя, например, историк моды Александр Васильев считает, что в России моды нет и быть не может, и многим за границей хотелось бы, чтобы было так. И все равно надо с этим бороться и производить свое. Почему?

- Во-первых, потому, что неизвестно, где и как произведены ткани, из которых пошиты зарубежные блузки-юбки-брюки. Кто знает, чем и сколько раз обработан этот хлопок? И очень возможно, что никакой очистки от оставшейся в нем химии не проводилось. А потом мы покупаем одежду из него и не понимаем, откуда берутся аллергические реакции. Эти ткани хороши на вид, могут быть и качественными, но…

Даже если состав материала указан на этикетке, нет гарантии, что он именно такой. Все надо проверять. Для этого мы закупили лабораторию экспертизы тканей и изделий легкой промышленности и, прежде чем создавать свои коллекции, проверяем их на физико-механические и химические свойства.



Естественно, у нас тоже есть фирмы, желающие заработать на материалах подешевле. Хорошие лекала, современные модели, подходящие и для повседневной носки, и для делового костюма - а ткань дешевая: полиэстер.

За «натуральную ткань» выдают вискозу, но и это не так. Она создается на основе соединения древесины и бамбуковых опилок. Однако по свойствам близка к заявленному: пропускает воздух и влагу, мягка и приятна при носке, гипоаллергенна. Если изделие содержит хороший процент вискозы, можно покупать.

- Что умеют ваши выпускники?

- Умеют работать с тканью. Во-первых, получают рабочие профессии (швея, ткачиха, вязальщица). С нуля учатся рисовать. Знают все методики конструирования и моделирования одежды и даже создают свои. Конструирование - создание лекал, они могут быть типовыми или индивидуальными. А моделирование - это умение из типовых лекал создать красивую модель с расклешенной юбкой, красивым воротником, вставками, вытачками… (Сейчас все это делается в специальных программах, что очень облегчает работу). Далее - анализировать ситуацию на рынке: для кого будем шить? А потом надо уметь и произвести, и продать - учим брендингу, маркетингу. Дипломник с нуля составляет бизнес-план своего предприятия, показывает, в чем оригинальность его подхода. Некоторые на этом этапе получают патенты.

- И тем не менее, зная все это, стать дизайнером нелегко..

- В дизайнера нужно вкладывать, а иначе он может и не «выплыть». Он должен очень грамотно рассчитывать свой бюджет - буквально считать каждую копейку.



Известные дизайнеры так и говорят: ты пробьешься, только если влюблен в свою профессию до потери сознания и жить без нее не можешь. Чуть-чуть расслабишься - и все, можно больше к этой мечте не возвращаться.

На наших предприятиях есть возможности совмещать работу дизайнера и, например, технолога. Так что выпускники у нас без дела не остаются. Я почти не знаю тех, кто не работает по профессии. Или знаю тех, кто ушел, к примеру, в торговлю, а потом в 40 лет вернулся, чтобы моделировать и шить одежду. Таких немало.

 - Есть ли примеры, когда из ваших выпускников получались известные дизайнеры?

- Есть. Например, Анастасия Камбарова (бренд Anastasiya_Annecy). Еще одна выпускница проектирует и отшивает нижнее белье по заказам. Ее клиенты не пойдут на китайский рынок.

Вообще стать дизайнером очень нелегко, и не только у нас. В него нужно вкладывать, а иначе он может и не «выплыть». Он должен очень грамотно рассчитывать свой бюджет - буквально каждую копейку. Известные дизайнеры так и говорят: ты пробьешься, только если влюблен в свою профессию до потери сознания и жить без нее не можешь. Чуть-чуть расслабишься - и все, можешь больше к этой мечте не возвращаться.

 - И все-таки, чтобы наши люди носили отечественную (проверенную, гипоаллергенную) одежду, нужно заниматься именно прет-а-порте и масс-маркетом. Ведь объемы продаж несопоставимы. А для лучшей окупаемости хорошо бы и экспортировать…

- Естественно, нашим производителям стало бы гораздо легче, если теоретически допустить такую возможность - уменьшение поставок из стран Азии. И нам очень мешает отсутствие сырья. Сейчас в Белоруссии выращивают лен, в Москве выпускают полотно из крапивы. Что же касается хлопка… Выращивать его у нас пытались еще в XIX веке - безуспешно. Наши возможности тут очень малы. Основные поставщики, как известно - Узбекистан и другие страны СНГ, Китай, и они теперь стремятся поставлять не сырье, а готовое волокно.

Словом, политика всего мира скорее направлена на то, чтобы одежда у нас не производилась. А чтобы было не так, то и покупатель должен понять, что качественные вещи не могут стоить особенно дешево.

- Может, нам изобрести новое сырье?

- Сырье, которое у нас есть - нефть, побочные продукты нефтяных производств, из которых можно производить синтетическую ткань, но такую, чтобы она по свойствам была максимально приближена к натуральной. Самое главное - это воздухопроницаемость и гигроскопичность, чтобы человек в ней не потел. И, конечно, гипоаллергенность.

- Почему чуть не закрылась Ишимбайская трикотажная фабрика, выпускавшая не только носки-колготки, но и белье, и верхнюю одежду? Сейчас принято решение о реструктуризации, закупке дорогого оборудования, ребрендинге, а пока фабрика успела наладить пошив многоразовых защитных масок - до 7 тысяч в сутки.

 - Начнем с того, что там две фабрики: трикотажная и чулочная. Проблемы возникли у трикотажной. Почему? Из-за устаревшей системы руководства, отсутствия хорошего дизайнера, креативного маркетолога, продажников. А это очень важно. Думаю, теперь все изменится. Они могут и на экспорт продукцию производить. Знаете, например, как в Германии не хватает носков из натуральной шерсти?

К сожалению, такая система руководства встречается и в Уфе. А ведь трикотаж – очень интересное направление, наши выпускники к нему тянутся.

Недавно у нас создана Ассоциация легкой промышленности. Ее члены успешно и давно занимаются, к примеру, пошивом школьной формы. Сейчас они участвуют в проекте «Взлетай»: будут отшивать школьную форму для пилотных районов республики. Наша кафедра ТКО тоже участвует в этом проекте.

- Возможно, наше будущее - высокотехнологичные ткани? Предприятие «Чайковский текстиль» ведь начал выпускать инновационную антибактериальную ткань…

- Сегодня мы занимаемся такими разработками. Это одежда, способная взаимодействовать с организмом или окружающей средой. Не вшитые датчики (это прошлый век), а умная ткань. Например, пошел дождь, и материя «отреагировала»: раскрыла частички волокон, которые соединяются, и она становится непроницаемой. Пока что в России таких тканей нет. Есть в Сингапуре. Так и называется - умный текстиль.



Мы примерно представляем, как это осуществить. Проектирование идет на уровне микроволокон, создаются материи с заданными свойствами: диагностики организма, предупреждения об опасности (актуально для работников нефтяных, химических производств). Возможно, таким будет не весь комбинезон, а отдельные элементы. Над этим еще нужно потрудиться не одной кафедре и не одному университету. Тут нужны специалисты из разных сфер… Но результат стоит того.

Но технический прогресс ускоряется. В Москве уже создана школьная форма с пропиткой ионами серебра. Ребята носят ее (хотя она не слишком дешевая) и реже болеют простудными заболеваниями. Наша задача - прийти к новому витку разработки и проектирования одежды нового века.

Екатерина КЛИМОВИЧ.

Возврат к списку