USD 58.88 | EUR 65.96
Подписка на Уфимские ведомости

Весенний разлив

300 |

- Скоро поплывем, как в 2007 году! Кстати, куплю лодку - есть у кого? - Да нет, на Павловке не много воды, да и за последнее время река-то обмелела! Паниковать будем, когда вода начнет «заходить» в озеро Долгое, рядом с остановкой «Воронежская». - Паниковать не надо, а вот вещи на чердак перенести стоит. Мы вот бытовую технику и дорогой телевизор родителям в город отправили… Такие разговоры начинаются, едва встречаются на дороге нижегородцы. Как только завершается зима, так и начинаются уже привычные для жителей затопляемой зоны хлопоты. Поднять вещи повыше, очистить подвалы, собрать «тревожный чемоданчик» да по возможности отправить детей и пожилых к родственникам на «большую землю».

Весенний разлив
Дом у реки

- По гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды запасы воды в снежном покрове в бассейне реки Белой на 48 процентов выше средних многолетних значений. Высота снега в целом по бассейну Белой составляет около 102 см, что на 50 процентов выше нормы, - рассказал начальник Управления гражданской защиты администрации Уфы Расим Абдуллин. - При таком количестве выпавших осадков уровень воды в Белой и Уфимке может подняться до восьми метров и в зоне затопления окажется более 900 жилых домов - 3277 человек и 33 организации.

В последние годы в Уфе разрослась застройка низменных пойменных участков Забелья и Зауфимья: придет «большая вода» - эти дома станут первыми ее жертвами. Традиционно в зону риска входят Нижегородка и Затон (735 домов), Кооперативная поляна и Третья пристань, а также территория Демского лесничества.

Специалисты уже с февраля готовят 400 единиц спецтехники и 106 плавсредств на случай, если придется вывозить пострадавших. Что же скрывается за словом «спецтехника»? Прежде всего автомобили высокой проходимости на базе «КамАЗа» и другие гиганты автопрома, пожарно-насосная станция, предназначенная для откачки талых и грунтовых вод, мотопомпы. В случае сильного подъема воды задействуют катера и лодки. Участвовать в противопаводковых мероприятиях будут 1800 специалистов: спасатели и пожарные находятся в готовности на протяжении всего периода половодья, участвуя в тренировках, учениях и смотрах.

Стихия не терпит халатности, вода способна подняться за считанные минуты, поэтому за уровнем рек ведется постоянное наблюдение, для этого оборудованы три поста. В помощь штабу и горожанам разработана Интерактивная карта весеннего половодья. Каждый день в 8.00 и в 18.00 на адресный план наносятся точки подтопления, что позволит объективно оценить ситуацию.


В излучине Белой

Нижегородка, никогда не знавшая высотной застройки, занимает 800 гектаров с населением около 15 тысяч человек. При этом микрорайон расположен на высоте 87-91 метр над уровнем моря, а вода в период весеннего половодья может подниматься до восьми. Нижегородцы, как никто, привыкли к бельским весенним разливам и к паводку относятся спокойно, но и с осторожностью. Дома здесь чаще всего строят на высоком фундаменте, почти в каждом дворе есть лодки. Многие, наученные горьким опытом, укрепляют свои участки привозной землей.

- Я живу в Нижегородке с 70-х годов, за несколько десятилетий поднял и укрепил свой участок, - говорит Иван Карпов. - Дома у меня обычно сухо, если подпол все же зальет (пол бетонный) - откачиваю насосом. Сейчас времена такие - мы должны сами о себе заботиться. Вот некоторые мои соседи все надеются на авось: а вдруг обойдется, а если что - спасатели помогут! Вода поднимется, и поплывут их дрова и сарайчик, а виноватых будут искать где угодно, но не у себя.

Сам он считает, что администрация свою задачу выполнила полностью: предупредила о паводке заблаговременно, с начала весны целые комиссии проходили по дворам, вручали памятки, рассказывали алгоритм действий.

- Подготовка к прохождению весеннего половодья проходит совместно со всеми службами жизнеобеспечения города, - сообщила начальник информационно-аналитического отдела МБУ «Служба спасения 112» г. Уфы Яна Калинина. - Комиссия из представителей нескольких служб обходит каждый дом в зоне риска. Сегодня проведен инструктаж уже в 1 396 владениях, а это 3 856 человек. Обследованы 51 организация, 5 пунктов временного размещения, 27 садовых товариществ, 73 участка с общим охватом 112 человек. В ходе обходов вручено 3 138 памяток. Проведены сходы граждан, совещания с представителями уличных комитетов и садовых товариществ, расположенных в зонах возможного затопления.

Лилия Рамазанова живет в Нижегородке 30 лет, с самого рождения. Из-за близости реки их дом на улице Воронежской одним из первых «встречает» воду. К тому же землю «поднимали» уже после строительства, что сегодня приносит свои неудобства.
- Сначала грунтовые воды поднимаются, и первый этаж оказывается затопленным - там стоит АОГВ, и его приходится отключать, а самим мерзнуть. В марте обычно вода уже есть в ближайшей лесопосадке, но во дворы она еще не пришла. Топит нас, конечно, не каждый год, - но в 2016-м пострадал первый этаж, в огороде вода доходила до колен. До этого сильный паводок был в 2007-м, а когда я еще училась в школе, одну весну мы жили на крыше, так как даже на втором этаже была вода.

На свой страх и риск

Каждый раз, когда в воде оказывается первый этаж, вздуваются полы и приходит в негодность мебель. Все, что можно, жители поднимают на второй этаж или крышу, но если река все же «зашла» в дом, ремонт неизбежен.

- Страховые компании отказываются подписывать с нами договоры, - поясняет Лилия Рамазанова. - Ссылаются на то, что мы знаем о том, что дом в зоне затопления, а значит, все риски должны брать на себя. На работе по заявлению выплатят 500 или 1000 рублей, вот и вся помощь. Я не выбирала дом - его построили мои родители. Куда же нам деваться?

В конце ноября Минфин предложил обязать страховщиков предусмотреть в договоре страхования жилья пункт о чрезвычайных ситуациях. Если дом пострадал в момент введения режима ЧС, они обязаны возместить ущерб в пределах установленного минимума - 300 тысяч. Причем дополнительный пункт в страховке обойдется гражданам всего в 360 рублей и будет носить добровольный характер. В настоящее время законопроект находится на рассмотрении Госдумы. Между тем в советские времена существовало обязательное государственное страхование частных жилых домов, за неуплату взносов можно было даже угодить под суд. Хотя, по воспоминаниям старожилов, уже тогда суммы компенсации были небольшие - в пределах среднемесячной заработной платы.

На улице Воронежской проживает много молодых семей с маленькими детьми. Но никто из них не собирается покидать нажитые места и оставлять дом - все надеются, что паводок пройдет без ЧП, несмотря на большое количество снега. Всего в зоне подтопления Нижегородки сегодня 52 будущие мамы - они на особом контроле. Как и инвалиды, одинокие и престарелые. С ними проводят инструктаж в первую очередь, при необходимости устраивают в лечебные учреждения.

- К нам во двор ни разу никто не заходил, - продолжает Лилия Рамазанова. - Сколько себя помню, всегда справлялись сами. Как-то раздавали консервы, но их разбирали в основном те, кого особо и не затопило, и кто мог добраться до гуманитарной машины. В поликлинике выдавали лекарство, не помню названия, но вроде от кишечной инфекции (дизентерийный бактериофаг - Прим. автора).

Между тем Социально-гуманитарное управление городской администрации Уфы объявило о сборе помощи для горожан, проживающих в зоне подтопления. Принимаются новые одежда и обувь, предметы первой необходимости, санитарно-гигиенические принадлежности и продукты питания длительного хранения.

- В прежние годы тоже не припомню, чтобы к нам приходили, в школе - да, каждый год собирают. Но вот буквально перед вами приходила девушка: спрашивала, есть ли лодка и спасательные жилеты. Если нет - будут выдавать, - говорит Эльвира Мухаметгалиева.

- А у вас есть лодка?

- Нет, нас редко топит…

Эльвира Мухаметгалиева тоже коренная жительница Нижегородки, раньше жила на улице Перевалочной, а потом перебрались на Рабочую. Хотя новый дом и стоит совсем рядом с озером, грунтовые воды здесь сильно не поднимаются. Но все равно, когда уровень озера начинает стремительно расти, семья освобождает подвал и убирает ценные вещи повыше.

- У нас рядом мост через озеро Долгое, в створе улицы Лесозаводской, по нему и ориентируемся. Если вода подступает к переправе - значит, паводок будет сильным и нас «заденет», - говорит она.

- В настоящее время проведено совещание с председателями уличных комитетов, садоводческих товариществ и гаражных кооперативов, - отметил глава администрации Ленинского района Уфы Дмитрий Масютин. - Разъяснительная работа с жителями зоны затопления и подворовой обход выполнены пока на 60 процентов. В первую очередь мы охватываем так называемую социальную категорию граждан. Однако уже можно сказать, что не все жители относятся к предстоящему половодью серьезно. У многих отсутствуют плавсредства.

Все снести и заново построить

Вся жизнь Муниры Байгильдиной неразрывно связана с Нижегородкой. После победной весны сюда из Чекмагушевского района перебрались ее родители. В те годы здесь было много действующих предприятий, и в поисках работы по понтонным мостам в районе Деревенской переправы в Нижегородку устремилось много сельчан. Селились хаотично (традицию строить дома где и как придется положили еще первые переселенцы во второй половине XVIII века), без всякой планировки. Не боялись строить даже в самой низине - дома стоят и сегодня и больше других страдают от грунтовых вод и вешних разливов. Вода не уходит здесь иногда до середины июня.

- Моим родителям хватило мудрости построить дом на высоком фундаменте, - рассказывает Мунира Лябибовна. - Поэтому половодье мы всегда переживали относительно спокойно, даже когда жили на улице Придорожной. Вообще, чтобы решить проблему Нижегородки раз и навсегда, надо все снести, отсыпать и застроить заново. Ведь если возводить с учетом норм, строго следовать проекту, то паводок не так уж страшен. Но, конечно, такие масштабные обновления произвести совсем не реально. Поэтому каждая весна для нас несет определенные риски и испытания.

Муниру Байгильдину в микрорайоне знают многие - прежде она работала в районной администрации, затем возглавляла уличный комитет, а сегодня является индивидуальным предпринимателем и председателем местного мусульманского дамского общества. При ее содействии в Нижегородке была построена мечеть, названная в честь благотворительницы - «Мунира». Соседи знают, что всегда могут найти в ее лице поддержку.

- За каждым предпринимателем у нас закреплены подшефные улицы, если придет «большая вода», будем доставлять товары первой необходимости людям, не пожелавшим уехать во временное жилье, - говорит она. - Многих нижегородцев знаю лично: у кого какие проблемы, где живут маломобильные и пожилые, кому необходима дополнительная помощь.

В микрорайоне живут удивительные люди: злятся на природу, терпят неудобства, но бесконечно преданы родной земле.

Грядет «большая вода»

Одно из самых страшных наводнений в Уфе произошло в 1979 году. Тогда затопленными оказались многие дома в прибрежных зонах, вода доходила до крыш, а некоторые домишки и вовсе исчезли в разбушевавшейся реке. По воспоминаниям очевидцев, тем событиям предшествовали морозная зима с обильными снегопадами и долгая холодная весна. Зато потом, когда столбик термометра резко пошел в плюс, вода хлынула настолько стремительно, что люди просто не успели сориентироваться.

- По Белой плыли доски, домашняя утварь и даже целые сараи, - вспоминает Галина Ермакова. - Жители, стоя на мосту, пытались выловить свой скарб и будки, к которым намертво были пристегнуты сторожевые собаки. Сколько их тогда погибло…
Вспоминая этот печальный эпизод, хочется напомнить, что позаботиться нужно не только о себе, но и о своих питомцах. Если вы по каким-то причинам не можете взять животное с собой во временное жилище, не забудьте отцепить.

Тот страшный год помнят многие старожилы Нижегородки, Затона, Кооперативной поляны и других поселков. 30-40 лет - только для человека - полжизни, а для природы - мгновение. Стоит ли ждать повторения этих событий?

- Сейчас очень важно вовремя разбить лед на местных реках, и предприятие СУРСИС уже приступило к его бурению и распиловке вокруг опор мостов, - рассказали в пресс-службе городской мэрии. - На защитной противопаводковой дамбе в микрорайоне Сипайлово в смотровых колодцах ливневой канализации установили три пневматические «заглушки» и шибер. Все устройства прошли испытания на надежность, а их состояние ежедневно отслеживается.

Еще один способ уменьшить толщину льда - чернение углем или песком, что притягивает солнечные лучи и ускоряет таяние глыб, а значит, снижается давление в критических местах, например, у опор моста. Ведь кубический метр льда весит более 900 килограммов, а если еще прибавить и скорость течения…

- Сразу после таяния мы исследуем состояние несущих конструкций с помощью эхолота, он помогает выяснить, есть ли размывы, - говорит начальник производственно-технического отдела МУП СУРСИС Равиль Габбасов. - Как правило, обходится без повреждений, а мелкие неисправности фиксируем и передаем в Управление коммунального хозяйства города.
Еще одна проблема, с которой могут столкнуться горожане, - обвалы грунта. Не секрет, что только в Уфе на одном квадратном километре происходит минимум один провал в год. Чтобы спрогнозировать и определить потенциально опасные участки, специалисты уже начали составлять специальную карту карстовых пустот.

Пик половодья обычно приходится на середину мая, а когда вода потихоньку начинает спадать, открывается весьма непривлекательный вид на горы бытовых отходов. Все это несколько настораживает, ведь загрязнение могло сказаться на качестве питьевой воды. В Уфе семь водозаборов, в том числе шесть подземных инфильтрационных (Южный, Северный, Изякский, Демский, Шакшинский, Кооперативная поляна) и один открытый речной (Северный ковшовый), способных подавать в общей сложности 568 тысяч кубометров воды в сутки. Два самых крупных из них - Северный комплекс и Южный водозабор, они дают почти 80 процентов того, что пьет город. «Уфаводоканал», как одна из ключевых организаций жизнеобеспечения города, ежегодно готовится к паводку: проверяет заборные и очистные сооружения, систему обеззараживания и техническое состояние колонок, сетей, узловых камер и колодцев.

Тем не менее именно в этот период активизируются продавцы чудо-фильтров по баснословным ценам.

- Мои родители чуть не купили такой в кредит за 30 тысяч рублей, - говорит жительница Затона Эльвира Мухаметдинова. - Пришли, заговорили, опыты какие-то показали. Хорошо, я вовремя вернулась и сорвала сделку.

Поживиться на чужой беде стремятся не только распространители сомнительных товаров. «Бизнесмены» организовывают прокат лодок или занимаются «частным извозом». Такса - от 500 рублей. Многие не скрывают радости по поводу обильных осадков - подзаработаем, говорят они! К слову, сейчас проводится следствие в отношении уфимца, организовавшего переправу людей на лодке собственного изготовления. У плавсредства не было регистрационных знаков, а у пассажиров отсутствовали спасательные жилеты. Техническое состояние лодки никем не контролировалось, и такой бизнес мог привести к трагическим последствиям.

Особая зона - особые люди

- Что за панику вы разводите? Ходите пугаете: паводок-паводок! Как будто мы здесь первый год живем и не знаем, что по весне топит. Раньше и в школу, и на работу плавали на лодках, а теперь будто что-то из ряда вон выходящее! Глубоко вздохнем и будем наслаждаться разгулом стихии, - возмущался житель Затона, пожелавший остаться неизвестным.

DSC_3151.JPG

Несмотря на то, что все гадают: подтопит - не подтопит, далеко не все готовы сменить место жительства. Тихо, красиво, как правило, многие получили эти дома в наследство от родителей. Вот еще один частный сектор: скромные домишки и внушительные особняки совсем рядом с набережной реки Белой.

Ильдус Масалимов родился и вырос в поселке Третья пристань, уже более десяти лет занимает должность председателя уличного комитета, в его ведомстве - улицы Бельская и Прибельская, а также Прибельский переулок.

- Мы соскучились по паводку, - смеется Ильдус Ильдарович. - Десять лет уже «не плавали». Подготовка идет в штатном режиме, в основном, население готово к «большой воде». Спасатели и администрация района для берегоукрепления подвезли грунт, регулярно проводятся комиссии. У нас в микрорайоне проживают две 90-летние бабушки. Одну мы определим в госпиталь ветеранов, а другую заберут родственники. Вообще население поселка растет: недавно заселили два трехэтажных дома, переехало много семей с детьми - так что мы всегда начеку!

Старожилы вспоминают, что раньше деревянная лодка, как почтовый ящик, была обязательным атрибутом каждого двора. Десять лет без «большой воды» они пролежали без дела и сгнили, так что плавсредствами сегодня обеспечено только 10 процентов жителей.

Еще одна зона, где весну ждут по-особому, - поселок Козарез. Многие уфимцы даже и не знают об этой деревеньке, словно затерявшейся на полуострове, образованном старицей Белой.

Здесь нет ни школ, ни садиков, ни пунктов полиции: порядок совместными силами соблюдается всеми жителями, а их здесь около 220 человек. Попасть на «большую землю» - непросто даже в хорошую погоду, что уж говорить о межсезонье. В Козарез ведут две дороги - через Затон или Дему. Но общественный транспорт здесь не ходит, детей в школу возит специальный автобус, а взрослые добираются до города на личных автомобилях или… лодках! Они есть в каждом дворе. А так как большинство жителей полуострова работает в Нижегородке, то передвигаться по воде для них - привычное дело.

К слову, в этом году детей из зоны подтопления могут перевести на дистанционное обучение, чтобы не подвергать их возможному риску при переправе. С таким предложением выступил на одном из оперативных совещаний мэр города.
Козарез находится на возвышенности, поэтому местные жители особо не беспокоятся. Конечно, здесь помнят наводнения 1991-го, 2007 годов, но надеются на лучшее и сами не плошают.

- Набережная здесь высокая, река должна подняться почти на 9 метров, чтобы вода хлынула в поселок, - говорит местный житель, председатель уличного комитета Ингиль Дусмухаметов. - У нас здесь нет магазинов, поэтому привыкли делать запасы: продукты всегда закупаем минимум на месяц вперед. Иногда случаются перебои с электроэнергией, но ненадолго. Почти у всех есть бензиновые генераторы. Мы понимаем, что отсутствие инфраструктуры - своеобразная плата за «особое положение»: чистый воздух, тишину, красивый вид, обилие ягод и грибов. Многие жители до сих пор держат скот. Кстати, на случай паводка приспособлены помосты, поднятые на три метра, где живность может переждать природные неурядицы.

Ингиль Жамбикович живет в поселке уже 35 лет, тогда ему, молодому сотруднику лесничества, выделили здесь комнату. Так и остался. И ничуть не жалеет.

- Человек ко всему привыкает, мы считаем это место комфортным, мало кто из старожилов хотел бы уехать отсюда, - говорит он.
В случае затопления дороги в районе моста через старицу Белой сообщение с Козарезом будут поддерживать тяжелые вездеходы типа «Урал» (переоборудованные для перевозки людей): они будут отвозить жителей отдаленной улицы на работу и обратно. Своей спецтехники такого назначения в районе нет, поэтому сейчас проводятся торги для организаций, которые могут предоставить тяжеловесы на время паводка.

DSC_6675.JPG

- Дорогу обычно заливает, если вода поднимается выше отметки пять метров. Тогда мы обозначаем края проезжей части специальными вешками (их уже изготовлено сто штук) и выставляем пост ДПС, - говорит начальник Управления гражданской защиты населения по Ленинскому району Ильшат Акамов. - Если вода поднимается еще выше, движение прекращается вовсе, а участок дороги блокируется. Тогда перевозкой жителей занимается Служба речных переправ. Только в нашем районе работает четыре противопаводковых штаба, каждый из них имеет лодки и спасательный арсенал. Созданы запасы щебня и песка. Организована и проводится работа по открытию ливнеприемных решеток и водопропускных труб, по вывозу снега с подтапливаемых талыми водами территорий. Подготовка к весеннему половодью идет интенсивно, стихия не прощает оплошностей. Поэтому лучше перестраховаться.

Что касается ущерба, который нанесет городу весна-2017, то прогнозировать его сейчас достаточно сложно. Зависеть это будет, прежде всего, от своевременности и четкости действий всех заинтересованных служб и сознательности жителей, проживающих в зоне риска.

Помимо Нижегородки к паводку готовятся и в других частях города. Так, в Калининском районе в случае подъема воды более 855 см под водой могут оказаться 37 жилых домов и 400 дачных участков. А если уровень достигнет рекордной отметки в 900 см и более, то под водой окажется почти 150 домов по улицам Боевой, Строевой, Прибрежной, Чехова, Цимлянской и почти полсотни садовых домиков.

При необходимости всем жителям затопляемых зон предоставят временное жилище на базе школ №№ 78, 13, гимназий №№ 137, 122.

В Демском районе в зону паводка попадает почти тысяча человек, проживающих в жилом массиве Демского лесничества, Черноозерском кордоне, а также по улице Новгородской. Для эвакуации людей из этих зон подготовлено общежитие железнодорожного техникума. В Кировском районе в зону подтопления попадают 614 жилых домов с населением 2055 человек. Большинство - жители Кооперативной поляны (524 дома и 1748 человек), а также Третья пристань, деревня Дудкино, поселок Южный. Среди жителей опасных территорий - 12 беременных женщин и 38 пожилых и нетранспортабельных больных. Помимо жилых территорий под водой могут оказаться 43 садовых товарищества, поликлиника №1, школа №1 и детский сад №52. А также 46 организаций.

Кстати
Самый высокий уровень на Белой за последние годы был зафиксирован в 1979 году - 9,86 м. В 1991 году - 9,44 м, в 2001 году - 9,42 м. В последний раз Белая выходила из берегов в 2007 году. Максимальный уровень воды за 130 лет случился в 1882 году, тогда река поднялась на 11,18 метра. Аномально низкие уровни зафиксированы в последние годы: в 2006-м - 3,40 м, в 2009-м - 2,13 м, в 2010-м - 3,97. Максимальный уровень Белой в 2016-м составил 756 см.


Автор: Екатерина МАРКОВА.
Фото: Рита ИШНИЯЗОВА.

Возврат к списку


Важные новости

Актуальные новости

VKontakte


закрыть


Facebook






Проверка на гениальность

Сайт администрации

Лучший муниципальный сайт

Золотой гонг


Реклама на сайте

AlfaSystems massmedia K3FN2SA